Интервью с Майком Брюером (М.Б.)  и Эддом Чайна (Э.Ч.) из шоу «Махинаторы» (Wheeler dealers).

Как «Махинаторы» стали настолько успешными?

Эдд и Майк

М.Б.: Думаю, успех «Махинаторам» принесло то, что это настоящее, честное и искреннее автошоу. Мы с Эддом по-настоящему любим машины. Мы любим покупать автомобили, мы любим восстанавливать автомобили, мы любим продавать их, и мы любим весь процесс. То, что мы делаем – вдыхаем жизнь в старые автомобили и даем им возможность жить снова, потому что и я, и Эдд считаем, что у более старых автомобилей есть больше индивидуальности, чем у современных. Вот почему мы хотим сохранить их на дорогах и помочь им выжить. И я думаю, что успех шоу во многом зависит от нашего энтузиазма. Когда я покупаю автомобиль или продаю его, или когда Эдд берется за гаечный ключ – мы вкладываем душу во все, что мы делаем.

Э.Ч.: Я думаю еще одна из причин – то, что мы начали давным-давно, больше десяти лет назад, в то время, когда никто даже не представлял, куда это нас приведет. А еще – наши знания, которыми мы можем поделиться. Если посмотреть, часть моей работы в том, чтобы испытывать и ремонтировать машины, которые пригоняет Майк, и часть – объяснять, что происходит. Мы даем небольшие советы насчет техники, и пытаемся как-то интересно преподнести информацию. Только подумайте, уже в следующих сериях мы сделаем почти 100 автомобилей, и еще 400 работ, которые мы провели за последние несколько лет. И каждый раз мы пытались делать все немного не так, как в прошлый. Даже если мы починяли тормоза в двух машинах, то рассказывали о разных аспектах. Я думаю, что это та глубина информации, которая делает шоу познавательным, и поэтому интересным.

М.Б.: И давайте не забывать о том факте, что там есть я и Эдд.

Э.Ч.: Конечно.

М.Б.: Вот что делает шоу популярным.

Махинаторы в Гудвуде

Как вы выбираете машины для своего шоу? Это лучше, когда машина сильнее повреждена?

М.Б.: Знаете, на самом деле, если бы у машин не было проблем, у меня и Эдда не было бы шоу. Это была бы очень плохая программа для меня, если бы мы показались с полностью восстановленным и законченным автомобилем, потому что шоу тогда не продлилось бы больше десяти минут. Поэтому нам всегда нужны проблемные машины, которые требуют нашей помощи и спасения.

И я, и Эдд проводим очень много времени, мечтая об автомобилях, о том, что сделает их особенными, и рассуждая об автомобилях. И когда мы вместе, мы всегда такие: ох, мы должны сделать вот это, и, почему мы не сделали вот то? Автомобили, которые мы обычно выбираем – это славные автомобили с характером. Мы обычно выбираем автомобили, которые будут эмоциональными. Они должны задевать самые глубокие чувства. Этими автомобилями управляет не компьютер, а электропроводка, и это делает нас счастливыми.

Э.Ч.: Я думаю, что это шоу целиком и полностью о том, что сказал Майк – о нашей страсти. О машинах, которые мы находим интересными. Мы разговариваем об автомобилях, которые собираемся сделать на шоу, как другие люди в пабе разговаривают о том, какой автомобиль они хотят купить следующим. То есть, мы делаем те вещи, которые можно назвать нашими автомобилями мечты, и очевидно важная часть серии – машины XR2 и AMCI. Это автомобили, с которыми мы росли вместе, о которых думали в детстве, и с которыми, наконец, получили возможность поиграть. И на самом деле мне очень повезло – ладно, нам обоим повезло, – что у нас на самом деле нет крупной коллекции машин и нам достаточно того, что мы делаем на шоу. Мы получаем автомобиль, с которым можно поиграть, немного развлекаемся с ним, немного узнаем о нем, а затем переходим к следующему, даже до того, как начнем по нему скучать.

Вы упоминали характер автомобилей, которые вы выбираете для своего шоу, – я проверил список ваших старых машин, которые вы находите, улучшаете и продаете, – и кажется, что вы уделяете особое внимание Porsche, не так ли?

М.Б.: Да, Porsche – это тот автомобиль, с которым мы любим рисковать на “Махинаторах”. На самом деле, в новых сериях один из наших автомобилей мечты – это 993 Targa, последний из Porsche911s с воздушным охлаждением. Эдд знаменит тем, что он – настоящий эксперт в двигателях воздушного охлаждения, и именно отсюда идет любовь к Porsche. Я люблю их стиль и мощность, а Эдд любит их устройство. Они – очень умные машины. В некотором смысле они не должны работать. Вы знаете, если поместить четверть тонны или 250-килограммовый двигатель на задней оси автомобиля, вряд ли он будет работать, но так или иначе они работают. С ними фантастически находиться рядом, удивительно водить, и вот почему мы сделали столько Porsche, и вот почему мы так любим их.

Э.Ч.: В точку. Я просто собирался сказать, что если посмотреть на числа, вероятно, на самом деле они более равномерно распространены среди других. Но я думаю, что это – одна из тех вещей, которые просто появляются и затем становятся очень, очень популярными. И к этому также приводит то, что фанаты тоже их любят.

Mike Brewer Motors

Суммы в «Махинаторах» настоящие? То есть, вы действительно находите покупателей, которые платят такие деньги? Да ладно, ребята, вы продали Syrena 105L за 8 000 фунтов. Вы что, волшебники?

М.Б.: Да, знаете, каждый автомобиль, над которым мы работаем, всегда окупается. Мы отталкиваемся от продажной цены автомобиля. Таким образом, я всегда сначала рассчитываю, за сколько мы могли бы продать автомобиль, прежде чем пойду и куплю его, и тогда уже мы работаем над ним. Так что, да, Syrena, которую мы продали за 8 000 фунтов, в Польше может стоить разве что пару тысяч евро и быть осмеянной, но в Великобритании, где у нас есть крупная польская община, это очень и очень популярный автомобиль. Это редкость, но он – очень популярный автомобиль в Польше, поэтому и в Великобритании у него есть своя ценность. И стоимость была такой из-за его редкости и необычности. Каждый человек, который приезжает и покупает автомобиль у нас, абсолютно искренний. И каждый автомобиль, который мы покупаем у людей, абсолютно искренний. Знаете, почему бы и нет? Эдд провел той Syrena полное восстановление гаек и болтов, и мы даже получили кивок одобрения от польского посла собственной персоной.

Э.Ч.: Между прочим, Витольд действительно приятный человек.

Майк, тебе нравится сотрудничать с Эддом? Скажи, он действительно лучший механик из всех, кого ты знаешь?

М.Б.: Абсолютно. Мы давно знаем друг друга, нашим отношениям уже 11 лет. И мы никогда не ссорились за эти 11 лет. Мы всегда преуспевали вместе. Это смешно. Мы никогда не ссорились за эти 11 лет. Думаю, Эдду тоже смешно. Мы вместе делаем большие успехи, и я люблю его как брата. У нас разный образ жизни, и мы из разных слоев общества. Мы хотим от жизни разных вещей, но нас объединяет страсть к программе и к автомобилям. И Эдд действительно самый умный, не только в плане механики, но и в других аспектах, о которых я знаю.

Э.Ч.: Хорошо, что он это сказал. Думаю, я бы оспорил этот факт, но ладно.

Эдд, как насчет тебя? Как ваше сотрудничество выглядит с твоей точки зрения? И скажи, только между нами, Майк действительно умеет искать машины?

Э.Ч.: Ну, Майк приближается к настоящему мастерству. Очевидно, вы видели в более поздних сериях, что он на самом деле пачкает руки. Я думаю, что много людей, много зрителей немного несправедливы и говорят, что я делаю всю тяжелую работу, а Майк не делает ничего. На самом деле требуется много умений, чтобы найти нужный автомобиль. Это – самое главное. Если у нас с самого начала не будет нужной машины, это – полная катастрофа. И, конечно, есть куча работы, которую нужно сделать, но это часть игры. И, как он говорил до этого о Syrena, если бы он не купил нужный автомобиль и продал его на нужном рынке, то конечно, не было бы никакой прибыли и мы потратили бы очень много денег зря. Он действительно понимает различные рынки в различных частях мира, а также понимает, как покупать нужные автомобили. Меня все устраивает, и мы рады сделать немного больше работы. В новых сериях вы скоро увидите, что он делает очень много мелкой работы, до которой не опускался раньше, и это прекрасно.

Эдд, почему ты решил купить тот Volkswagen Transporter из третьего сезона – автомобиль, который принес больше всего убытков в «Махинаторах»?

Э.Ч.: Ну, это – одна из тех вещей, которые являются неотъемлемой частью Volkswagen, и это немного забавно. Как это произошло в конце, мы немного позабавились с ним за лето, а затем оператор, который был на шоу – он точно должен был приобрести эту машину. Он любил ее, потому что, очевидно, он смотрел на нее сквозь камеру в течение многих недель. Итак, в конце, как только я наразвлекался – знаете, ходил на пляж и всякое такое – я почувствовал себя виноватым, что забрал все веселье себе, поэтому в конце концов я продал ее обратно ему. Так что, это одна из тех вещей. Честно говоря, если бы у нас была возможность, мы бы купили почти все автомобили из шоу. У Майка и меня был бы огромный гараж где-нибудь на большом участке, знаете, со всеми этими автомобилями, которые больше никуда не поедут, и в этом вся суть. Мы хотим видеть их, мы хотим играть с этими автомобилями, мы хотим водить эти автомобили, и делать еще много чего, что нам хотелось бы делать.

Съемки Махинаторов

Вы знаете Роберта Кубицу? Какую машину вы починили и продали ему? Какая, на ваш взгляд, машина будет идеальной для этого гонщика?

М.Б.: Ах, Роберт Кубица, водитель BMW в Формуле 1 и раллийный автомобиль Renault? Я купил бы ему машину, которая обходит углы, не врезается в деревья и не вредит ему… Я думаю, что самым безопасным видом транспорта для Роберта Кубицы был бы поезд, потому что он способен объезжать углы без аварий, если только он не сядет за руль.

Какую машину было труднее всего починить и продать?

М.Б.: За эти годы – думаю, что Эдд ответил бы лучше на это – мы сделали несколько очень сложных автомобилей. Но, несомненно, одним из самых сложных был Bentley Turbo, который мы сделали, потому что Bentley – очень сложный автомобиль с большим количеством сложных компонентов, которые сложно спроектированы. И это была большая работа, потому что мы поменяли ему окраску. Так что могу представить – и я сейчас говорю от имени Эдда – этот автомобиль было очень трудно сделать.

Э.Ч.: Абсолютно. Я, наверное, согласился бы с Майком. Я думаю, интересно то, что в тот раз мы сделали все возможное. Странно, с тех пор мы делали автомобили, которые были такими же трудными, но, наверное, первый раз всегда забывается после очередного тяжелого случая. И мы делали с тех пор такие вещи как Cobra и Morgan, где мы меняли ходовую часть или демонтировали корпуса. Знаете, сейчас мы делаем это почти с каждым автомобилем. Они часто, кажется, в итоге заканчивают полным восстановлением, а не просто ремонтом в парочке мест. Так что, как говорит Майк, Bentley, вероятно, был просто этапом. Это была точка, в которой мы действительно заметили – ничего себе, это было огромным объемом работы. И я думаю, продвигаясь дальше, кажется, что почти каждый автомобиль теперь – большой кусок работы.

В каких трех странах делают самые лучшие машины, на ваш взгляд?

Э.Ч.: Ух ты.

М.Б.: Это хороший вопрос, да.

Э.Ч.: Я думаю, что здесь должна быть Германия, только из-за качества, конечно. Мы говорили до этого с журналистом о Porsche и о том, что мы сделали довольно много их. Мне кажется, это как-то зависит от тех усилий и денег, которые вкладывают в их создание. Так, Майк, как ты думаешь, какие будут следующие две?

М.Б.: Да, совершенно определенно Германия, и это, я думаю, из-за проектирования. Но из-за страсти, я должен сказать, Италия.

Э.Ч.: Да, определенно.

М.Б.: И это исключительно из-за страсти. Их автомобили могут быть не самыми лучшими в плане механики, но на них приятнее всего посмотреть. И в-третьих – не знаю, согласится ли со мной Эдд, но я сказал бы, Великобритания, потому что мы делаем Bentley, мы делаем Rolls-Royce, мы делаем Aston Martin, мы делаем Mini, мы делаем много автомобилей для остальных стран включая NissanMicra и Honda Civic. Мы делаем много очень хороших автомобилей здесь, в Великобритании.

Э.Ч.: Да, это правда.

Chevrolet Corvette C2 Sting Ray

Майк, это очень интересная история, как вы стали звездой телевидения. Вы можете рассказать нам больше об этом?

М.Б.: Да, могу. Я просто работал автомобильным продавцом в гараже много лет назад, и мой друг встал из-за своего стола, чтобы сходить в туалет. Когда он ушел, его телефон зазвонил, и я ответил на звонок – это был телеканал Channel4, и они спросили меня, хотел бы я поучаствовать в одной из их передач. Сначала я сказал «нет», и продолжал отказываться, но девушка по ту сторону телефона была очень настойчивой, и она пришла увидеться со мной в демонстрационном зале автомобилей. Она записала видео, как я говорю об автомобиле, и они сделали шоу под названием “Deals on Wheels” с моим участием. Это стало огромным успехом для Channel4, и с тех пор я не покидал телевидение. Это было более чем 16 лет назад, и с того дня я выступал по телевидению каждую неделю. И это мог бы быть мой друг. Если бы он не пошел в туалет, он поднял бы трубку, так что, это мог быть он. Мы больше никогда не разговаривали с тех пор. Он ненавидит меня.

Сколько в среднем будет стоить автомобиль, если вы добавите затраты на оплату труда Эдда?

М.Б.: Это очень хороший вопрос, и он задается чаще всего за последние 11 лет “Махинаторов” – о стоимости труда.

Мы пытаемся сказать людям, что мы – автомобильные реставраторы, и это работа, которую вы можете сами сделать дома. И все, что приводит в нашу мастерскую, входит в стоимость. Но все, что Эдд делает в мастерской, мы не включаем в стоимость, потому что Эдд играет роль домашнего строителя/домашнего механика, чтобы вам не пришлось брать на себя этот труд. Однако если бы нам пришлось оплачивать труд Эдда, я думаю, он заслуживает довольно хорошую почасовую ставку, приблизительно 55 фунтов в час. Так что, вы можете…

Э.Ч.: Если возможно. Если вас беспокоят транспортные расходы, вы могли бы отвезти свою машину в Брайтон, да.

М.Б.: Вашу машину может обслужить Эдд.

Мы знаем, что ваше шоу идет много лет. Если сравнить ваши первые серии и нынешние, интерес людей к классическим машинам изменился?

М.Б.: Абсолютно, да. Мы заметили, когда начинали делать это шоу, что мир классических автомобилей был очень маленьким. И, несмотря на то, что теперь и я, и Эдд более вовлечены в этот мир лично, поскольку годы проходят, мы приглашены в большее количество вещей, мы связываемся с большим количеством вещей, и мы рискуем с большим количеством автомобилей, так что нам приходится говорить о классических автомобилях с большим количеством людей, и мы заметили, насколько большой рынок классических автомобилей. Но в 2008 году в мире классических автомобилей все перевернулось с ног на голову, и люди вкладывали в машины больше, чем вкладывали в банки. И по сравнению с самым началом, теперь мир классических автомобилей стал стоить много миллиардов евро на европейском рынке и в остальной части мира, чего не было тогда. И я приписываю это не банкам, а мне и Эдду.

Когда вы планируете сезон или серию, как вы решаете, какую машину искать для покупки? Действительно ли это непринужденные покупки, или они требуют особых профильных знаний?

М.Б.: На это требуется много пива и споров.

Э.Ч.: Да, точно. Мы уже говорили об этом раньше – все зависит от страсти. Если мы не заинтересованы в машине, мы никогда не станем ее делать. У нас может быть разное мнение насчет машины, и тогда становится еще интереснее. Но я думаю, всегда должен быть кто-то еще со стороны, кто заинтересован в определенной машине, хотя даже в таком случае это должно быть волнующе для нас, иначе у этого не будет шансов попасть на экран.

М.Б.: Мы принимаем решения о машинах, сидя… Вы должны представить мою жизнь и жизнь Эдда. Мы проводим огромное количество времени вместе – сидя в машинах, сидя в студии, сидя в мастерской – и разговаривая. Так что в то время, когда мы не говорим о телевизионной программе или о том, что мы делаем в данный момент, мы обычно говорим о том, какие машины мы хотели бы сделать, и с этого начинается составление списка машин.

Э.Ч.: И в этом отношении, другой фактор – все поклонники, которых мы встречаем на улице, и которые всегда говорят нам, какой автомобиль мы должны сделать. Так что, нам подают хорошие идеи, которые, к тому же, понравятся аудитории.

М.Б.: Точно-точно.

Что вы думаете о владельцах автомобилей, которые продают их вам едва живыми?

М.Б.: Вы знаете что? По правде говоря, я немного сержусь на людей, которые могут позволить себе владеть такими автомобилями, которые я люблю, и знаю, что Эдду тоже понравились бы, и они доводят их до такого плачевного состояния. Я сам настоящий автолюбитель и владелец классического автомобиля, и знаю, что не так трудно ухаживать за машиной. Не так трудно набросить на машину ткань или одеяло. Не так трудно поставить ее в гараж и удостовериться, что зимой она закрыта. Не так трудно заменять масло, ухаживать за машиной и поддерживать ее. И это меня сердит. Когда я вижу автомобили людей, которые их просто использовали, выжали и выбросили, мне кажется, что это – просто преступление. Один из автомобилей, который проходит в этой серии “Махинаторов”, это Porsche911 или 993. Это – культовый автомобиль. Это – один из лучших двухточечных автомобилей, когда-либо произведенных в мире. Это – последний из 993 Targa с воздушным охлаждением. Это – удивительный Porsche. И все же парень, который владел этим автомобилем до этого, крайне злоупотреблял им. Он совсем не уважал его. Это все равно, что припарковать автомобиль у моря и просто дать морю затопить его. Он был в отвратительном, ужасном состоянии. И это потребовало от Эдда целую кучу работы и времени, чтобы спасти его и вернуть к жизни. И меня очень расстраивает, когда машины доводят до такого состояния.

Э.Ч.: Но нужно сказать, в конце концов, в этом есть смысл, потому что они продают их нам.

М.Б.: Да, это так. Мы получаем от этого выгоду, поэтому продолжаем делать это.

В последнем сезоне вы получили рекордный доход в 42,000 фунтов, да? У вас есть личная доля, или, может быть, личная заинтересованность? Или, может быть, и личный интерес, и доля?

М.Б.: Да, мы получили его с Corvette. Да, самый большой доход, который мы когда-то получали с машины, был с Chevrolet Corvette.

Э.Ч.: И потом получили ли мы долю от продажи?

М.Б.: Да, получили… Ну, в программе люди часто спрашивают, откуда приходят наши деньги, потому что люди часто интересуются, как мы оплачиваем труд Эдда, но никто никогда не задается вопросом, как я живу, и кто оплачивает мой труд? Но в программе вам следует считать, что и я и Эдд, когда продаем автомобили, мы получаем прибыль, и просто используем ее снова, чтобы пойти и купить больше автомобилей. И это, в принципе, так и работает.

Э.Ч.: Это довольно интересно, если подумать об одном из предыдущих вопросов об изменении в мире классических автомобилей. Очевидно, когда мы начинали, мы делали автомобили за 1000 фунтов, и очевидно, тогда мой труд действительно был проблемой. Но если бы мы начали работать только над машинами вроде Corvette, я думаю, мы бы преуспели в бизнесе.

М.Б.: Да. То есть, мы честно думаем об этом все время, я и Эдд. Мы осознаем, что мы на вершине этой отрасли на рынке классических автомобилей, и что на этом можно заработать денег – действительно, настоящие деньги, которые можно заработать на перемещении машин с одной точки мира в другую точку мира.

Из-за низкого стандарта в Сербии, люди привыкли покупать подержанные машины. Каков ваш совет номер один для того, кто покупает автомобиль с пробегом?

Э.Ч.: История ремонта и технического обслуживания.

М.Б.: Да. Я могу провести это. Это очень просто. Это очень простой совет. Если у вас в гараже нет Эдда Чайны, чтобы обследовать автомобиль для вас, вы должны провести механический осмотр транспортного средства. Это все равно что покупать телевизор, не включая его, чтобы увидеть, работает ли он. Перед покупкой вы должны удостовериться, что независимо от того, что вы покупаете, это будет механически проверено и безопасно для вас и вашей семьи. И все по всей Европе большинство организаций автомобилистов, такие как RAC, AA, Green Flag, Drive Assist, Drive Assured, имеют сервис, где за цену полного бака топлива они предоставят одного из своих экспертов, чтобы провести полный механический осмотр. Это то же самое, что может сделать для вас Эдд Чайна. И таким образом вы будете знать, что покупаете безопасный автомобиль и душевное спокойствие.

В среднем, сколько времени занимает ремонт автомобиля? Сколько максимально времени вы тратили на это?

Edd China: Я думаю, что потребуются, в среднем, приблизительно две недели. Но это не принимая в расчет процесс покраски. Например, мы сделали Cadillac некоторое время назад, и это заняло несколько месяцев на покраску. И то же с FordPop, который мы сделали в предыдущих сериях. Это также заняло очень много времени, просто потому, что было так много кузовных работ и так много процессов, чтобы закончить это. Таким образом даже при том, что у нас только есть несколько недель в студии, автомобили действительно требуют более длительного времени, если мы отсылаем эти автомобили для различных процессов.

Я думаю, больше всего времени – я просто пытаюсь вспомнить – занял кабриолет, который мы сделали приблизительно в четвертой серии, или, может быть, во второй серии – это было давным-давно. Я помню, как мы работали над ним в течение как минимум четырех или пяти недель, знаете, много-много часов. Но, к счастью, теперь у нас есть механики, Пол и Фил, которые выручают нас за сценой в тех вещах, которые вы не увидите на экране. Так что, у нас есть начало растущей команды людей, помогающих нам для того, чтобы мы могли сделать для вас еще больше шоу.

Майк и Syrena 105L

Очевидно, не только годы превращают автомобиль в классический. Вы можете рассказать, какие основные факторы, из-за которых автомобиль считается классическим?

М.Б.: Хорошо. Это очень хороший вопрос. Классический автомобиль – когда он становится классическим? По-моему, это происходит, когда он прекращает становиться обузой для государства, так что вы не должны продолжать платить налог, чтобы водить автомобиль по дороге, и он начинает становиться обузой для владельца. Таким образом, тогда владелец должен задуматься о перекрашивании автомобиля, его восстановлении, заботе о нем. Проходит приблизительно 25 лет, и автомобиль начинает становиться обузой для владельца, а не для государства, и тогда он начинает становиться классикой. Однако есть и более современные автомобили, которые считаются классическими. Вы знаете, любой сказал бы, что AstonMartin прошлых 10 лет можно было считать классикой. Почти несомненно, что MazdaMX-5 – уже современная классика. Новые Mini и Fiat500 многие люди считают современной классикой. Так что, интерпретация довольно свободная, это уже как вы классифицируете его. Для меня, я думаю, автомобиль начинает становиться обузой для владельца, когда он становится классикой.

Э.Ч.: Для меня это больше об эмоциях. Это о неразумном поведении людей по отношению к автомобилю. Так что, когда кто-то начинает видеть в автомобиле некоторую индивидуальность или привязанности к тому, что является неодушевленным предметом – именно тогда, я думаю, можно сказать что этот автомобиль классический. И не важно, он нравится только одному человеку в мире, или тысяче миллионов. Все сводится к тому, что они бросили бы что угодно, чтобы попробовать порулить этим автомобилем, или просто хотят владеть им. Для меня это зависит от той странной связи, которая возникает между человеком и машиной.

М.Б.: Согласен.

Вы когда-нибудь работали над проектом или автомобилем, останавливались на середине и просто понимали, что это слишком затратно, и нужно очень много работать, чтобы все окупилось, и вам приходилось бросать проект?

М.Б.: Мы никогда не бросали машины на «Махинаторах». Как я сказал ранее, мы всегда ориентируемся на отдачу, поэтому мы всегда думаем о цене продажи, объеме работы, которая потребуется, и чем автомобиль будет в первую очередь, когда я покупаю его для нас, чтобы сделать шоу. Мы никогда не отказываемся от автомобиля, но справедливости ради стоит отметить, что среди ста с лишним автомобилей, которые мы сделали на «Махинаторах», были некоторые действительно очень сложные случаи, и мы доходили до точки, когда мы думали, что это бессмысленно, знаете, мы должны изменить слишком многое в автомобиле, чтобы улучшить его. Но если вы беретесь за работу и делаете ее правильно, всегда в конце будет кто-то, кто купит ее, и мы всегда следуем этому процессу. Мы просто доводим дело до конца, продолжаем стараться и делать все, что нужно для автомобиля. И, в конечном счете, для него находится нужный покупатель. Если вы сделаете хорошую работу, кому-то она точно понадобится.

Э.Ч.: Я думаю, самым очевидным примером был Suzuki, тот джип, который мы сделали давным-давно. Когда мы трудились над ним, чем больше работы мы делали, тем больше гнили, или, если вам угодно, ржавчины мы в нем находили. И так примерно на полпути стало ясно, что он, вероятно, никогда не сможет вернуться на дорогу. И мы очень сильно старались сделать для него как можно больше, но в конце мы просто не смогли справиться с этим. Что мы сделали тогда? Сменили покупателя. Вместо того, чтобы пытаться продать его в качестве автомобиля для дороги, мы продали его фермеру, который использовал его на своем поле, и поэтому не пришлось проходить дорожное испытание, чтобы узаконить его на дороге. И фермер использовал его. Когда мы тут говорим, он все еще перевозит на Suzuki вещи на своей ферме. Поэтому, как говорил Майк, ты просто делаешь для автомобиля все самое лучшее, и надеешься, что, в конце концов, найдешь нужного покупателя.

Вы когда-то имели дело с машинами, сделанными в Советском Союзе?

Э.Ч.: Я еще нет. Думаю, самый близкий, Tatra, был у моего друга – почти такой же большой, как лимузин. И нам действительно хотелось бы сделать это на шоу когда-то в будущем, поиграть с российским автомобилем. Это должно быть очень весело.

М.Б.: Да. Я хочу сделать ЗИЛ, я с нетерпением жду такой возможности. Он уже в списке тех автомобилей, которыми я хочу заняться, но я хотел бы сделать один из тех настоящих горбачевских ЗИЛ-ов. Это – то, чего я с нетерпением жду. Мы определенно собираемся сделать это, и я поеду в Россию, чтобы купить его.

Как вы можете знать, некоторые говорят, что этот автомобиль проблемный, а тот – нет. Какое же различие между ними?

Э.Ч.: Ну, я думаю, что это, опять же, сводится к увлечению, к эмоциональной связи с автомобилем. Поэтому, иногда ты можешь… У нас есть классический пример. В Великобритании есть ужасный автомобиль Allegro. Он никому не нравится. Он не имел никакого успеха. У него квадратный руль. Это единственная вещь, благодаря которой он в каком-то роде прославился. И его настолько не любили, что по всей стране их осталось совсем немного – может быть, штук пять или десять. Но теперь у них внезапно появилась ценность, потому что их так мало. Но тогда, что интересно, вы смотрели на него, и вам становилось жаль его. И этого могло быть достаточно, чтобы сделать его автомобилем, которым можно увлечься. Многие люди любят заботиться о нем, как о брошенном щенке или котенке. Это – автомобиль, который никто больше не полюбит, и поэтому вы испытываете жалость к нему. Но точно так же это может быть машина, в которую вы садитесь, ездите вокруг, и наслаждаетесь звуком двигателя, ветром в ваших волосах и всякими такими вещам. И именно эти почти неосязаемые эмоции устанавливают связь с автомобилем и дают ему те преимущества, которых нет у других. Как эти стандартные европейские тачки; в них нет ничего, способного вызывать любовь, ничего захватывающего или интересного, это – просто средство передвижения. Автомобили, с которыми мы имеем дело, определенно не такие, они – автомобили, от которых вы можете прийти в восторг.

М.Б.: Да, автомобили могут быть ужасно красивыми. Такие как CitroënDS, которые люди считают ужасными. Я думаю, что это – один из самых красивых автомобилей, когда-либо созданных. AMC Pacer в Америке – ужасный автомобиль, но достаточно забавный, поэтому он красивый настолько же, насколько ужасный. Поэтому, да, мы любим в машинах то, что у них есть удивительный характер – у всех них.

Эдд и Майк

На что похоже ваше сотрудничество друг с другом? Вы всегда единогласны в диагнозе купленного автомобиля и в стратегии, которую вы планируете, чтобы восстановить его?

Э.Ч.: Нет. Но это часть веселья.

М.Б.: Нет, просто нет. Мы не всегда соглашаемся, но всегда стараемся соглашаться. В новых сериях вы увидите Ford Fiesta XR2, и это автомобиль, который я мечтал показать на шоу. Он не был один из фаворитов Эдда. Он никогда бы не стал одним из фаворитов Эдда. Он не трогает Эдда так же, как трогает меня. И как только мы начали процесс, мы поняли, что было все тяжелее и тяжелее найти детали, и самый простой способ найти их – пойти и купить другой автомобиль, который выступил бы донором, чтобы мы могли забрать приличные куски от него. И это нахождение решения проблемы, простой способ найти решение проблемы. И Эдд был не согласен. Он думал, что это, возможно, глупая идея, но мы должны просто купить детали. В конце концов, мы пошли и купили детали, разобрали автомобиль и продали все что могли и вернули немного денег. Это – то, что делает шоу. Если бы мы всегда соглашались, это было бы довольно скучно, поэтому хорошо, что иногда наши мнения расходятся.

Э.Ч.: Но также хорошо, что нам приходится учиться всему так же, как и нашей аудитории. Очевидно, к тому времени, как мы закончили автомобиль, он был достаточно практичный и простой. Но когда мы закончили, это был маленький и боевой автомобиль. Поэтому мы провели небольшое испытание в конце. Вы на самом деле должны понять, почему автомобили такие забавные и почему некоторые люди так сильно ими увлечены. Я думаю, также интересно, что даже притом, что мы не могли прийти к согласию вначале, мы всегда приходим к общему знаменателю в конце.

Какой автомобиль из тех, которые вы когда-либо покупали, был в самом худшем состоянии? Вы помните?

Э.Ч.: Думаю, даже в этих новых сериях, автомобиль AMCI, который мы получили, выглядел достаточно неплохо, когда Майк нашел его. Это было очень весело. И я думаю, легко пропустить некоторые практические вещи, когда с автомобилем так весело кататься и дурачиться. И только когда я начал разбирать его и посмотрел вблизи на то, что с ним происходит, мы поняли, что он на самом деле в очень, очень плохом состоянии. И затем мы должны были буквально разобрать его полностью, чтобы понять полный масштаб повреждений, и потом начать заново отстраивать его. Но, по крайней мере, мы знали, что автомобиль был в исправном состоянии, когда мы закончили. Так что, я думаю, он был достаточно плохим. Ты можешь вспомнить что-то еще, Майк?

М.Б.: Нет. У нас их было довольно много за эти годы, когда мы садились в машины и понимали, что они совсем плохие. Beach Buggy – одна из таких. Как только мы забрались в нее, стало ясно, что это плохая машина, в которой мы должны что-то изменить. MG, который мы сделали много лет назад, тоже был довольно плох. Но да, я думаю, недавний автомобиль AMCI был сюрпризом. Он хорошо выглядел снаружи, но внутри было много ржавчины, так что нам пришлось убирать ее. Но это – то, что делает шоу.

В новом сезоне мы увидим модификацию MazdaRX‑7, правильно?

М.Б.: Да.

Какие у вас планы на эту машину?

М.Б.: MazdaRX-7 – один из культовых автомобилей, который стал почти мифом в наше время из-за явления и культуры дрифта. Мы хотели найти один тех автомобилей, которые в неплохом среднестатистическом состоянии, и самим сделать модификации на нем. И это очень трудно сделать, потому что с большинством этих автомобилей уже повозились в прошлом. Их окрасили, им сменили колеса и обвес. Их изменили так, чтобы сделать похожими на автомобили из «Форсажа». Но после небольших поисков я нашел подходящий автомобиль – обыкновенный, стандартный RX-7 с небольшой модификацией на передней стороне. Остальное уже на совести Эдда. Знаете, у нас есть хороший автомобиль с очень умным двигателем Wankel, над которым Эдд хотел поработать. Дальше уже зависит от Эдда, сможет ли он извлечь больше мощности из этих маленьких 1.3 цилиндровых двигателей. И он это сделал. Он взялся изменять очень многое.

Э.Ч.: Тому автомобилю мы также улучшили рабочие характеристики, но сделали это добросовестно, потому что это было ключевой частью в сохранении его надежности – тогда мы должны были заняться и его зрительной эффективностью. Так что мы немного позабавились с ним и пришли к довольно интересному результату, и я думаю, что мы получаем смешанные результаты тех людей, которые проверяют их изначально. Но это, кажется, воодушевляет всех, как праздник для глаз, можно так сказать?

М.Б.: Поживем-увидим.

Э.Ч.: Поживем-увидим. Это довольно весело, неплохое развлечение.

М.Б.: Так и есть. Говорю вам, вы увидите процесс. Это не новый процесс; вы, должно быть, видели его и прежде. Но вы на самом деле никогда раньше не видели такого. Мы покрываем колеса мотивом змеиной кожи, и это удивительно. Мы делаем что-то, чего никогда не было – и это вещи на любителя. Вы знаете, в интернете, когда идет шоу, в Твиттере, в Facebook – несомненно, половина людей будет говорить, что мы все испортили и это ужасно. Но другая половина скажут, что им нравится и это удивительно. Но это не имеет значения. Мы просто показывает вам, что эти вещи существуют, и их возможно сделать.

Был ли самый любимый проект и самый нелюбимый, или тот, над которым было интереснее всего работать – возможно, не самый прибыльный, но принесший вам много веселья и возможностей делать крутые штуки?

М.Б.: Для меня это определенно был Mustang Fastback 1967 года, просто крутой автомобиль от начала до конца. Целая программа – я в Калифорнии, покупаю культовый американский автомобиль с высокой мощностью, возвращаюсь в Великобританию и наблюдаю за лицом Эдда, когда раскрываю ему, что просто пошел и купил один из лучших автомобилей, которые когда-либо радовали глаз, этот автомобиль, удивительный с каждой стороны – и весь путь до восстановления. Эдд буквально перешел на новый уровень работы – я думаю, что это был переломный момент для «Махинаторов» – к самому удивительному тест-драйву, который у нас когда-либо был, где нам пришлось переодеть Эдда в полицейского, и он гонялся за мной меня вокруг заброшенного города, пока я прикидывался злодеем и убегал на «Мустанге». И это было самое веселое, что я когда-либо делал на этой программе. Мне понравилось все, от начала до конца.

Э.Ч.: А для меня худшим автомобилем был Capri прямо в самых-самых первых сериях – частично потому, что в те дни мы у нас не было так много инструментов, оборудования и опыта. Так что в итоге мы поставили на машине неправильный год крыла, и это был кошмар. Это будет преследовать нас вечно, потому что люди продолжают возвращаться и говорить: о, да, мы видели, что вы сделали. Но самым лучшим для меня определенно был Lamborghini. Это было потрясающе, особенно тест-драйв. Это то, над чем я всегда хотел поработать так или иначе. И мы настроили двигатель, так что это был просто замечательный автомобиль, который продолжал работать, когда мы были в студии. Но как только мы вышли из мастерской и начали тест-драйв (я должен был водить, это было в мой день рождения, так что мне оказали такую честь), мы ездили вокруг доломитовых гор в Италии. Это было захватывающе – с мелодией Майка Манро и Days Like These в моих ушах. Это был удивительный и замечательный день. Мы хорошо провели время в тех горах, так что тот раз для меня особенный.

По материалам Totalcar Magazine.